+7 905 229-29-89

alexcherkasov@ya.ru

Александр Черкасов

Автор благодарит своих читателей за многолетнюю дружбу, прекрасные эмоции, деловое сотрудничество, родственные чувства,  искреннюю любовь и помощь в появлении этой книги!

Родня

 

Моя родня. Моя малая Родина. Моя семья.

Любовь к своей Родине, любовь к своему городу, любовь к

своей родне.

Только собирая стихи в книгу, я обратил свое внимание на

то, как мало, как обидно мало у меня стихотворений о

самых близких мне людях.

Всегда кажется, что успеешь сказать, объяснить, обнять.

Всегда не хватает или времени, или…      

Здесь не все в этом разделе, кто-то в других, а о ком-то

стихи еще не написаны.

Мне захотелось познакомить своих читателей со своей

семьей.

Представить, что мои читатели пришли   ко мне в гости,

пьют чай или кофе и, разглядывая семейные фотоальбомы,

слушают мои рассказы о людях милых сердцу моему.

История о стихотворении.

Ранней весной 10 апреля 1991 года моя мама, Вера

Андреевна Черкасова, широким кругом праздновала свой

юбилей – 55 лет.

За накрытым столом сидели её родные братья и сестры и

радовались за нее, за  её выход на долгожданную пенсию, и

все строили планы на ближайшее будущее, не зная, что

всего через полгода они станут жить в разных странах, и

жизнь сама станет очень странной.

В середине застолья раздался звонок в дверь, и почтальон

принёс маме срочную телеграмму. Телеграмма была очень

большой и практически золотой.

Я в это время служил далеко на Севере, и по-другому мне

маму было не поздравить никак.

В результате, с огромным трудом уговорив телеграфистку,

я отправил самую большую срочную телеграмму в своей

жизни.

Все получилось как надо, и мама вовремя получила свой

подарок и даже смогла им похвастать.

Вот эта телеграмма для мамы:

 

Маме

 

Да, мы встретимся, мама, я знаю.

Невелик расставания срок.

Поздней ночью, с последним трамваем

Я шагну на родимый порог.

 

Перед тем, как сияя от счастья,

Тронуть кнопку дверного звонка,

Отряхну с плеч своих все ненастья,

Что дарила пурга и тоска.

 

Уберу из души желчь и злобу,

Расстояний холодный полёт.

И сниму с себя высшую пробу

Сквозь стеклянный тройной переплёт.

 

Постою, покурю и забуду

Аварийной тревоги сигнал.

И про то, как не верили чуду.

И как верил в него, кто нас ждал.

 

Позабуду снегов белый хлопок,

Червоточины лодок во льду.

Из пространства метелей и сопок,

Постояв и подумав, войду

 

В милый дом.

В нём тепло и спокойно,

И, как прежде, лишь мама не спит.

Я вернулся.

Cкажу себе: «Вольно!»

И пусть время,

пусть время летит...

1991

Черника

Мы чернику собирали

Всей семьёю поутру.

Бодро так «Ау!» орали,

Что проснулись все в бору.

 

Урожай здесь симпатичный!

Я с бидоном тут как тут.

Брат и мама куст черничный

Обирают в пять минут.


Вижу:

согнутые спины

От сосны идут к сосне,

Словно чёрные дельфины

На огромной глубине.

 

Я слегка заколебался,

Но бидончик приоткрыл...

Что я, зря здесь надрывался,

С ним таскаясь, что есть сил?

 

Мой свидетель преступленья –

Фиолетовый язык.

Ждал от брата выступленья,

И раздался жуткий крик...

 

«Кто перпетумо мобиле?!

А... Дебил и идиот?!» –

Мы в саду и не учили

Сей словесный оборот.


Брат так громко возмущался.

Мама тихо подошла.

«Что, сынок, проголодался?!»

Ягод мне ещё дала.

 

«Ешь, сынок. В лесу полезней.

А с куста – так самый сок!

Чтобы не было болезней,

Вам отдам и свой кусок».


Шли мы из лесу с черникой,

Всё длиннее сосен тень,

Короб с ягодою дикой

Собирали целый день.

 

Звонко цвикала синичка.

По перрону шёл с трудом...

Где сейчас та электричка,

Что везла меня в мой дом?

 

Мне урок от мамы в книгу

Среди сотен важных дел.

 

Я сейчас не ем чернику.

Видно, в детстве переел.

2021

На Волковском

 

Папе, дяде, бабушке...      

 

А на Волковском воздух чище.

Храм Иова в голубях галдящих.

На мозаике в метро – волчище.

Говорят: нужно бывать чаще.  

 

Я и рад бы, да не несут ноги,

Хоть в метро доехать так просто.

В пятьдесят подводить итоги

И ограду красить для погоста.

 

Летом пыльным соберусь к близким

На кулак мотать свои слёзы.

И над Волковским небом низким

Будут воздух крестить грозы.

2020

Моей жене Оле

Моей дорогой       

 

Ты так дорога мне, моя дорогая,

Что даже другая, что рядом шагает

И, морща извилины, предполагает,

Что знает рецепты от ада и рая,

Со мною в нелепые игры играя,

Тебя не заменит.

 

Сквозь горечь потерь,

В годах для свершений,

Как загнанный зверь,

Я мчал по дороге…

Глухая тетеря!

 

Дороже и чаще случалась потеря,

Дороже и чаще дарил дорогой

В каратах и граммах её непокой.

 

 

Как нас поднимало над самою бездной!

Судьба ворожила тропою небесной,

И были задачи, и планы, и цели…

И как в этих планах с тобой уцелели?!

 

Какая нелепая вышла утрата –

Не счесть жемчугов, самоцветов и злата,

Украденных вором по имени Время.

Всё больше на шее долгов разных бремя,

Всё чаще и круче у нас заморочки,

С тобою дошли до итога.

До точки.

 

Я умер вчера.

А сегодня родился.

И всё позабыл, чем когда-то гордился.

 

Я заново выбрал, чем хлеб добываю,

И дальше шагаю.

Не унываю.

 

С моей дорогою другие дороги:

Мы порознь ищем свой брод на пороге.

С моей дорогою иные пути:

По скользким камням в одиночку идти.

 

И рад я успехам моей дорогой,

Идя с дорогою дорогой другой.

2020