+7 905 229-29-89

alexcherkasov@ya.ru

Александр Черкасов

Автор благодарит своих читателей за многолетнюю дружбу, прекрасные эмоции, деловое сотрудничество, родственные чувства,  искреннюю любовь и помощь в появлении этой книги!

Городская лирика 

 

…Мы, петербуржцы, гордо и незримо

Храним архитектурный стиль от Рима,

Но, если испытаний Бог припас –

Есть ленинградец в каждом среди нас…

 

Мы с моим городом…

Я родился в 1970 году в городе-герое Ленинграде и живу в городе-музее Санкт-Петербурге. Есть  много красивых и интересных городов, но…

Всё дело в этом исключении.

Мой город живой, город камня и воды,  металла и людей. Мой город. Когда я вне моего города, я не могу быть дома. Мне не дышится. Жабры не открываются…

И, наоборот, когда я в городе – я дома,  даже если я на улице. Стихи о моем городе мне писать очень сложно.

Дело ответственное.

Одно из самых первых моих стихотворений я написал именно про Город и его Людей в 1980 году.

Рассказ о стихотворении.

В 1987 году, на городском конкурсе, это стихотворение понравилось, в числе других, ленинградскому поэту и прозаику Вадиму Сергеевичу Шефнеру.

Оно помогло мне занять третье место в  литературном конкурсе по городу, получить премию и начать заниматься в двух литературных объединениях.

Через полгода я ушел на свою военно-морскую службу, и стихотворение вскоре оказалось в газете Северного Флота, и принесло мне первый гонорар в 1989 году.

Проев гонорар в кафе вместе с друзьями по экипажу, я убедился лишний раз в силе  печатного слова!

Позже, в 1991 году, когда я пришёл со службы, это стихотворение, в числе других, послужило мне «пропуском» в творческую студию ещё одного классика поэзии – Александра Семеновича Кушнера.

Вот это стихотворение:

Ленинград

 

Свет Октября и мрак блокадной ночи...

Мы помним всё. Всё, что в душе хранит,

Сквозь времена родной твой сын и дочерь,

Судьбой сгоревшею согревшие гранит.

 

Фонтаны Петергофа, раззолоченный

Сверкающий надменностью дворец,

И изумрудной нитью отороченный

Чужой рукою сброшенный венец.

 

И одинокий выстрел Петропавловки.

Над ночью белой вставшие мосты.

И странный звук – разбитый, жалобный.

Звук потерявшейся мечты…

1980

В моём городе сыро...

В моём городе сыро. С утра идёт дождь.

Бьют дождинки по клавишам в тихих

дворах.

Ты, нахмурившись, спишь, о, мой

каменный вождь.

В моём городе грусть на осенних ветрах.

 

Почему же печальна твоя красота?

Лёгкой дымкой окутан прибрежный

гранит.

Ведь тебе так чужда площадей суета,

Лёгкий шелест шагов Летний сад сохранит.

 

Заколдованных улиц беспечный обман

Разлетелся штрихами на окна-холсты.

Наступает на город белёсый туман,

Над рекой паутинкой повисли мосты...

1987

Фонтанка

 

 

Ты говорила: «Начнется зима,

Вьюга заселит пустые дома,

В тёмных окошках затеплится свет,

Будут стихи и огонь сигарет!»

 

Только дым, только дым.

Над Фонтанкой плывёт сизый дым.

И в разбитые форточки мёртвых квартир

Уплывает придуманный мир.

 

Ты говорила, что будет апрель,

Степ протанцует смешная капель,

Вместе с Любовью проснутся слова

И закружится опять голова…

 

Только дым, только дым.

Над Фонтанкой плывет сизый дым.

И в разбитые форточки мертвых квартир

Уплывает придуманный мир.

 

Ты говорила, но все лишь обман.

Призрачный город уходит в туман.

И лишь в белёсой ночи стук копыт

Конницы медной победно звучит…

 

Только дым, только дым.

Над Фонтанкой плывет сизый дым.

И в разбитые форточки мёртвых квартир

Уплывает придуманный мир...

1993

Всё ближе приближалась дата...

Всё ближе приближалась дата.

Дождь, каплями стуча стаккато,

По крышам марш стучал покатым,

Нева ярилась пеной волн.

И, мишуру продав, как злато,

Гостиный Двор гостями полн.

 

На Невском шум. Неон рекламы.

Толпа в «Рив Гош».

На стрижку дамы

Записаны давным-давно.

А также в «Пилки».

Дел так много,

Как щупалец у осьминога,

И некогда сходить в кино.

 

А там премьеры. Там блокбастер.

Там Декабрист, Мажор и бластер –

Ну чисто питерский мотив!

И пусть актёр не Бёрт Ланкастер,

Но режиссёр, наверно, мастер,

Хоть Михалков и супротив.

 

Всё чаще, гуще запах ели.

Из мандаринов, карамели,

Глинтвейна, пунша и духов

Коктейль готов. Строгай салаты!

А дождь стучит своё стаккато

И Новый Год совсем не нов....

2019

Новый Год

 

В холодных серых буднях, уходя,

Простыл мой город в насморке дождя.

Стук капель об оконный переплёт

Спать не даёт мне ночи напролёт.

Через неделю праздник – Новый год.

Год високосный. Год больших хлопот.

Лишь жизнь покажет, будет ли богат?

Год радостей, а может год утрат?

Как проживём его, когда и с кем?

Каких получим и решим проблем?

 

Ну а пока... Сидим и снега ждём,

И раскисает город под дождём.

2019

Сосновая Поляна

 

Мы спорим о политике втроём.

Четвёртая храпит уже в подушки.

И в рассужденьях масло или пушки,

День догорел. В вечерний окоём

Виднеется Сосновая Поляна,

Ночной прожектор башенного крана

И мокрый снег напополам с дождём.

 

Край новостроек в Гримпинской трясине,

Где, как грибы, растут теперь дома.

Мы спорим о политике. Весьма

Научны наши споры: Здесь, отныне,

Отсель грозить мы будем, где живём...

Мы спорим о политике вдвоём.

 

Я спорю о политике один.

Домой. Гражданка. Здесь тоска и сплин.

Пожарю мяса. Выпью коньяка.

Политика сейчас моя легка.

2020

Сосновка

 

Утро утраты ночного покоя.

Утро звонков бесконечных и важных.

Утро вечернего неба покроя.

Утро зимы в испарениях влажных.

 

Город Петра, но не город Петрарки.

Стынут ветра, мокрый воздух лакая.

Ты вся в запарке идёшь в лесопарке,

Через Сосновку коляску толкая.

 

День быстротечен. Не выглянет солнце.

Город – колодец с водою по крыши.

Зимние сумерки серым в оконце.

Зимние сутки, как серые мыши.

 

В шорохе тел, повторением кожи,

В ворохе дел дни на дни так похожи…

2020

Дворцовая пристань

  

 Я забываю просить вернуться,

Я возвращаюсь к себе под вечер.

Я успеваю лишь улыбнуться

Навстречу ветру, спеша на встречу.

 

Сижу на пирсе, на солнце жмурясь.

Вокруг туристы мой смотрят город.

Учу кассиршу, слегка рисуясь.

Я вновь при деле, я снова молод.

2016

 

Осенний город

Осенний город выпьет мою душу

И развернёт колючками наружу

Пустую душу в теле из желе.

И пустодушный, буду не наполнен.

Как простодушный, вскормлен и напоен,

Писать под звуки старых колоколен

В кафе сонеты в стиле наверле.

 

Я буду созерцать и наслаждаться,

В любви к себе отчаянно купаться,

Пытаясь жизни смысл вновь познать.

Над чашкой кофе с шапкой белой пены

Придут те мысли, что порой бесценны,

Но я забуду их...

И наплевать.

2018

В тихой вежливости утра

В тихой вежливости утра

Я брожу по Петербургу,

И, для пьесы демиурга,

Чувства, словно Брахмапутра.

Я брожу по мокрым лужам.

Думаю: «… Кому я нужен...»,

Льдинки треская ногой.

И ни знаков, ни ответа

Я не жду... А жду я лета,

А пока... Зима. Покой.

2018

Михаилу Ивановичу Александрову

Люблю в Петербурге осеннюю просинь

И воздух хрустальный Ростральных

колонн.

Бродить по проспектам, завёрнутых в Осень

Из листьев кленовых цветной балахон.

 

И думать шагами.

И в мыслях неспешных,

И в яростных планах для нового дня,

Покинув свой офис, я вспомню всех

прежних,

Кто в Питере жил и работал как я.

2015

Идеал

 

Идеальная страна, Русь!

Ничего я здесь не боюсь...

Здесь мои святые кресты,

Разведённые в ночь мосты.

Хоть темна у Невы вода,

Чижик-Пыжик считает года.

Здесь весёлый круг из друзей

И обитель души моей...

2020

Жара

Жарко

Жадно

Глотками

В глотки

Сухие

Лить

Свежую

Воду

Северный город

Горящий гранит

С южной Гренады

Берёт Питер моду

Сальса

Сиеста

Места

Всем хватит

В бешеном солнце

Горящем как кратер

Словно не север

А душный экватор

Торит дорогу

Солнце сползая

В Финский залив

Полкилометра

Пройдя по воде

Зая пустилась в заплыв

2021

Ворота Смерти

«Ворота Смерти» предо мною
Иль «Комендантский» сей причал?
Не знаю, но над головою
Шпиль, Крест и Ангел всех Начал.

Грохочет пушка над Невою
Полденный выстрел. Лепота.
Ещё свежо. Не время зною
Лететь на Троицу с моста.

И я, пиит, смотрю и нежась
В гиперборейских чудесах,
Как жизнь живёт, уходит нежить
И пропадает зимний страхъ.

2022

Город 

Город:


Гордость.
Голод.
Грохот.
Гром весеннего салюта
И молчания минута.


Шепот шин машин
В проспектах. 
Для буклетов
Лето
Крася
Белой
Краской, 
Он прекрасен


Город созданный Приезжим, 
Прежним - 
Шведом, итальянцем... 
Город, где за внешним глянцем, 
Труд и кровь его создавших. 
Город с памятью о павших - 
Русских людях,
Трудных судьбах. 

Труб заводов разрушенье - 
Город изменил решенье,
Строя офисные зданья
Город поменял названье,
Он давно не Ленинград. 
Здесь - в манерном Петербурге
Строят нанятые турки
И узбеки всё подряд.

Я люблю тебя мой город. 
Горло греет шарф "Зенита"
Ты, как я, ещё так молод!
Гордый город из гранита.

Самая белая ночь...

Виктории Ждановой

Самая белая ночь спустилась на крыши.

Книгу читаю и слышу, как город дышит.

Мой Петербург остывает от зноя солнца.

Здесь не дворы-колодцы: дворы-оконца.

 

Волны Залива шепчут и ждут регаты.

В спальных районах спят корабли-фрегаты.

Разведены мосты над седой Невою.

Солнце с Луною рядом над головою.

Чайки кричат в чат и по волне блики…

 

Я написал стихи для фестиваля Вике.

2020

Буклет к навигации

 

Люблю я города загадки.

Его неясный тусклый свет,

Когда над белой ночью сладкой

Раздастся рёв судов-комет.

 

Из парка Нижнего на Стрелку,

По водам Финского полёт.

От Петергофа через Стрельну

Сирени запах проплывёт,

 

Чтоб медленно в Неве растаяв,

Быстрее развести мосты,

Где, в Петропавловку врастая,

С покоем расстаёшься ты.

 

Бегом сквозь Троицкий, к Ограде,

Пока ещё не пробил час.

Лишь там узнаешь ты о граде,

Который бережёт всех нас.

 

По теням Летнего гаданье.

И вдоль Садовой неспроста

Тяжеломедное скаканье

Коней Аничкова моста…

 

Проснуться можно на Гражданке.

За малым на Большой идти.

На теплоходе по Фонтанке

Все пробки Центра обойти.

 

Мой друг, по Питеру гуляя,

Смелее выбирай маршрут.

Полёт, такси и три трамвая,

И ты уже навеки тут.

2020

На отплытие стриптиз-корабля "Забава" от Петроградской набережной...

Внутри был полумрак. Кабак.
Шесты скрипели от танцовщиц в теле.
А мы смотрели... Как же мы смотрели...
Как просмотрели власти сей бардак?

И он уплыл. Кораблик расписной.
Теперь иные у меня забавы.
Конечно власти, как всегда здесь правы...
Но как "налево", если выходной?!

Лето

Лето летит.
Лето лечит.
От зимних обид,
Листвою за плечи.

В прогулках по городу проходя
Печали смывает водою дождя...

Даже ночь, что черна, выцветает летом,
Наполняясь бледным, но всё же цветом.

Перламутровое утро в ракушке бытия
Растворяюсь в Лете частицею "я".

Рэп малого зала прощания №2

Крематория Санкт-Петербурга

Ты видишь серые тучи,
Как дым из черной трубы. 
Прощания зал номер два
И кто-то поёт вдалеке.

Я думал: есть цели круче 
И жизнь ничто без борьбы,
А оказалось борьба - 
Лишь с веслами на реке...

Греби и правь на середину. 
Греби пока позволят вёсла. 
Греби быстрей, сжимая спину. 
Греби, коль жизнь твоя замерзла.

Как с тобой разговаривать, 
Если учился допрашивать? 
Как с тобой разговаривать,
Если легче молчать? 

Сердце с железом внутри
Вряд-ли кто будет донашивать. 
Его отдельно сожги, 
Поставив в морге печать. 

Греби и правь на середину. 
Греби пока позволят вёсла. 
Греби быстрей, сжимая спину. 
Греби, коль жизнь твоя замерзла.

Развей над Невой моё сердце. 
Я в городе буду жить вечно... 
Мы веселы, если все живы. 
Узнаешь по шуткам меня. 

Разбей над Невой моё сердце. 
И в белой ночи беспечно 
Бродить по проспектам будешь
Навеки меня изменя. 

Греби и правь на середину. 
Греби пока позволят вёсла. 
Греби быстрей, сжимая спину. 
Греби, коль жизнь твоя замерзла.